Константин Казенин: Кремлевский консенсус - Дагестан без Кадырова

2009-12-05

Однако говорить о том, что в вопросе о будущем руководителе этой неспокойной республики сохраняется полная неопределенность, было бы ошибкой. Дело в том, что сам по себе список кандидатов, поданный Медведеву, примечателен не только теми личностями, которые в него вошли, но и теми, которые оказались за бортом. Сопоставляя состав тех и других, можно указать на сценарии, которые Кремль, по-видимому, решил исключить для Дагестана.

Много говорилось об отсутствии в списке кандидатов мэра Махачкалы  Саида Амирова. Оно оказалось удивительным для многих, однако наряду с Амировым можно перечислить и ряд других муниципальных руководителей, которые неоднократно назывались потенциальными претендентами на высший пост, но в итоге в списке не значатся. Это тот же глава Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов, глава Кизлярского района Сайгид Муртазалиев. Вообще, глава крупного муниципального образования в Дагестане принужден сегодня выбирать один из двух путей: либо сохранять унизительную зависимость от бюджетных дотаций и тех, кто их выписывает, либо выстроить у себя в городе или районе (а желательно — на чуть более широком пространстве) собственную властную вертикаль и собственный бизнес-холдинг, с жесткими принципами командной работы и необходимой силовой составляющей. Очевидно, что возвышение до поста президента любого главы второго типа привело бы и к возвышению его вертикали до республиканского уровня. Это сломало бы «адаты» (так в исламе называют установленные предками обычаи) дагестанской верхушки, основанные на динамическом равновесии элитных групп. В конечном пределе, такой вариант означал бы уподобление Дагестана современной Чечне.

Недопущение такого развития и оказалось сутью кремлевского консенсуса по Дагестану, при всех возможных разногласиях на федеральном уровне по поводу поддержки конкретных кандидатов. Муху Алиев , опытный бюрократ советской закалки, на Рамзана Кадырова  никак не тянет. Вообще говоря, его с первых дней в основном и упрекали как раз за отсутствие собственной сильной команды. Но и его конкуретны знамениты, прежде всего, хорошими связями на федеральном уровне, собственной «группой поддержки» вне Дагестана. Парадоксально, но это относится даже к самому, казалось бы, «местному» из кандидатов — сыну бывшего главы Дагестана Магомедсаламу Магомедову. Безусловно, он не чужд связям в местном бизнесе, но все же гораздо чаще в Дагестане говорят о поддержке, которую он имеет не внутри республики, а среди влиятельных выходцев из нее.

Безусловно, «чеченизация» — то есть установление стопроцентного контроля руководителя региона над его силовой и экономической сферами — не лучший путь для Дагестана, чья история и общественная культура сильно отличается от соседских. Но некоторые последствия кремлевского выбора сегодня будут иными, чем четыре года назад. Тогда всех кандидатов в президенты называл полпред. Сегодня кандидаты возникают по партийной линии, в результате гораздо менее прозрачных процедур. Если в республике вызвало вопросы формирование списка кандидатов, то вполне ожидаемо, что вопросы вызовет и фамилия избранника, взятая из этого списка, что неминуемо ограничит влияние будущего президента, несмотря на всеобщий верноподданнический политес в отношении федеральных властей.

А муниципальные «империи» при этом ограниченном президенте будут расти и множиться. Вот, например, пока готовилась эта статья, стало известно, что суд отменил итоги выборов мэра Дербента, прошедших 11 октября на двух третях избирательных участков. А это может означать, что еще одну попытку возглавить этот город у южных ворот России предпримет экс-прокурор Дагестана Имам Яралиев, за спиной которого — значительные по региональным масштабам бизнес-структуры, команда единомышленников и национальная идеология.




Новости
RSS
Республика Дагестан
Махачкала
География и климат
Экономика
История
Культура
Крупные города
Органы власти
Обратная связь
Каталог компаний







Яндекс.Погода


.